June 6th, 2021

Default white

Понял вдруг, кого я себе напоминаю

С Оленькой.

Знаете, в Петербурге есть такой низкий мост (местные уже поняли, остальным объясню). Гуглим газель не проедет и дальше можно почитать историю, а можно и поиск по картинкам. И вы все поймете.

Так вот, я смеюсь над этими людьми, которым сто раз сказали метровыми буквами: ОПАСНО! ГАЗЕЛЬ НЕ ПРОЕДЕТ! А они сука едут. И, естественно, все происходит так, как было обещано. Посмотрите фотки, правда, сотни их.

А я вот так же еду. И знаю ведь, что не выйдет. И знаю ведь, что не получится. А все равно пробую. В надежде, что любимая — все-таки не бетонный мост. Но каждый раз — зря. Нет. Здесь ты не проедешь, чувак. А потом все равно встаю, вытираю кровь и сопли, и пробую еще раз. Меня так на хоккее научили, знаете ли.

Она, может, и не бетонный мост. Так ведь и я не газель какая-нибудь. Я когда-нибудь здесь проеду. Вот увидишь!

...или нет.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Default white

Посвящение

Когда-то очень, очень давно, в другой жизни, я написал аж книгу стихов. Не просто написал, но и собрал, отобрал, оформил их как-то. И если бы любопытный читатель открыл ее на первый странице, он увидел бы там...

* * *

Вместо посвящения

Генералу с эполетами, затертыми до дыр,
я, шестой-седьмой колонны тридцать пятый богатырь
войска местного значенья, хора пьяниц и шутов,
что могу сказать сегодня? Только: «Батя, будь здоров!»

Пусть в учебных заведеньях ста пятнадцати держав
твои пламенные речи до утра зубрит, задрав
взгляд свой квехру новый школяр, пусть бормочет и скрипит,
ничего. В ученье — тяжко. Подрастет — поймет, простит.

Пусть живет у моря где-то с рваным неводом старик,
золотой петух истошно испускает дикий крик,
толстый поп щелчком по морде получает без конца,
молодой боярин знатный помнит своего отца...

Пусть несется над Фонтанкой, полный нежности и сил,
звук романса всех народов и времен «Я вас любил».