Resist

Опыт уровня гуру

Приносят весы с очень печальным дефектом — перезагружаются каждые полчаса. Сиди и лови — то ли блок питания барахлит (где именно?), то ли на плате что-то греется, то ли вообще весы в порядке, а проблемы с местной сельской электросетью. Терпеть не могу такое. Вскрываю, оглядываю БП — новье, не родной, явно уже поменян, он от следующей модели по билду, совместимый, явно более новый, чем сами весы. Я говорю — Дим, я конечно понимаю, что скорее всего БП, но ты глянь — новый же, видно, практически искаропки.

Дима подходит. Снимает очки, наклоняется, вглядывается. И говорит:

— Новый-то новый, но вот ты сюда глянь... — указывает дужкой очков на абсолютно ничем не примечательный резистор ближе к выходу, один из полусотни, тыц в него [пластиковой] дужкой...

... и весы перезагружаются. Я: о_О.

Димон — тыц еще раз. Весы опять перезагружаются. Вот и вся диагностика.

* * *

Опыт, сука. Опыт.
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Default white

Три года

Это началось три года назад. Строго говоря, уже тут я соврал трижды. Во-первых, это именно началось еще в 97 году. Во-вторых, первый виртуальный привет я получил 29 марта 17 года, и с тех пор мы общались непрерывно. И в-третьих, 5 апреля того же года мы не виделись. В этот вечер я лишь получил обещание уже так любимого голоса, что «завтра точно, я обещаю, обещаю». Но отмечали мы сегодня.

* * *

96 листов это 192 страницы. В странице сорок клеток, если писать через одну — это 3840 строк. Немного меньше, чем Евгений Онегин. Примерно столько же, как довлатовский «Заповедник». Стихотворение из четырех четверостиший, разделенных дополнительной клеткой, плюс название, влезают на одну страницу. Из пяти — уже нет. Я могу не глядя и не проверяя сказать, что моим почерком «Мы не пьем вина на краю деревни» влезает в одну строку хорошо, «Нынче ветрено и волны с перехлестом» уже с трудом, «Да не будет дано умереть мне вдали от тебя» не влезает ни при каких обстоятельствах. Первые три-четыре дня трудно, возможна мозоль на указательном пальце. Через неделю спокойно можно записывать 12-16 страниц за один присест гораздо более ровным почерком. В общем и целом, это заняло у меня примерно три недели.

Это был мой подарок. Мои стихи, написанные ей за первые весну и лето (поместилось и чуть-чуть сентября), переписанные от руки. Можно сказать, что он ничего мне не стоил. Можно сказать, что он для меня — бесценен. И то, и другое — правда.

Сегодня я подарил его моей девочке.

* * *

И тут же получил ответный подарок. Новую чистую тетрадь на 96 листов, 192 страницы, 3840 строк.

Оленька, это — лучший подарок. Спасибо.
Default white

А из нашего окна...

Тут надо пояснить: я живу в центре миллионника. Двести шагов до метро, один перегон до станции «Кремлевская». Угол аж трех восьмиполосных трасс (тут пятиугольный перекресток), направления — центр, аэропорт, северные спальные районы, западные районы. Бутылочное горлышко - ровно здесь. Шум тут даже с девятого этажа слышен практически круглосуточно, ближе к половине девятого утра неизбежно образуется пробка.

Сегодня, половина седьмого утра.



«Ты куда поехал, сука?»
Я же вам говорил — если здесь возьмутся исполнять намек Верховного, что-де теперь вам все полномочия, вы и решайте, то здесь-то возьмутся, в нашем ханстве только так и умеют...

P.S. Чтобы не быть голословным, вот точка наблюдения и снимок, как это все обычно выглядит в шесть утра или другое непиковое время (что тут в девять или девятнадцать - сами догадайтесь):

Resist

Солнцеликий сказал даю власть — и все на местах зашевелились


— Спасибо, Федя, — сказал вежливый Эдик. — Это была шутка. — Он оглядел нас. — Вы хотите сказать, что здесь имеет место бюрократическая волокита, из-за которой я вынужден буду задержаться?
— Нет, — сказал я. — Нашей простой, многократно описанной и разоблаченной бюрократической волокитой здесь, к сожалению, и не пахнет.
— Волокита! — презрительно сказал Витька и сплюнул сквозь зубы на одуванчик.
Одуванчик увял.
— Волокита… — мечтательно произнес Роман. — Волокита, Эдик, это, в сущности, прекрасно. Несешь, бывало, на подпись что-нибудь исходящее, а бухгалтер, шалун этакий, посылает тебя за визой к директору… Идешь к директору, а у директора, естественно, совещание, надобно подождать, садишься в кожаные кресла, пощебечешь с референтом, полистаешь газету, а там, глядишь, и совещание закончилось, — возвращаешься к бухгалтеру, а бухгалтер, шалунишка, на обеде… Садишься в кожаные кресла, пощебечешь со счетоводом…
— Золотые люди, — сказал Витька. — День-два, и все готово…
— А здесь? — спросил Эдик с интересом.
— А здесь, Эдик, — сказал я, — ничего этого и в заводе нет.
(А. Стругацкий, Б. Стругацкий, «Сказка о Тройке»)


* * *
Сначала просто выдали бумажку в произвольной форме. В тот же день оказалось, что не она. Только выдали «ону» — на следующий день выходит указ Госсовета Татарстана, что должна быть не она, а уже третья, вот по такой форме. Блять, ну распечатал я себе по этой форме, поставил печать, расписался за генерального, ибо ему уже надоело, сказал — давайте сами, я подтвержу.

Админа нашего ДВА раза сегодня тормозили по пути с проверкой, ибо он на велосипеде на работу ездит (летом на роликах бывает еще). Видимо, велосипедист это по определению праздношатающийся, надо задержать. А у него бабах — бумажка такая серьезная. Рассказывает, смеется: даже не знают, куда в ней смотреть. Смотрите адрес следования, говорю. А, Хакима семь, на работу. Туда следую? Вроде туда. К девяти? Похоже на то. Ну и? Езжайте, всего доброго...

Вопрос: как эта филькина грамота помогла Сереге не заболеть и не заразить других, а, сука?

Заебали, реально. Давайте завтра четвертую форму сделаем - а мне чо, мне без проблем, я хоть сорок четвертую сделаю. Это все равно документ примерно такой же мощности, как, например...


(кто щас заржал? а мы, я в том числе, вот с ними работаем каждый день, лично я четыре года пока что, вы особо не удивляйтесь, что у меня психика специфично трансформировалась)

Короче — цирк. Цирк, сука.
Resist

Сижу вот, изучаю документ

По всей форме, с печатями. Одну я знаю хорошо, другую предпочел бы видеть пореже или вообще никогда. Оказывается, я «осуществляю деятельность в сфере информационных технологий, относящихся к пункту 2 п.п. "А" указа Президента РФ №206 от 25 марта 2020 года (сфера, на которую не распространяется действие мер, предпринятых для предотвращения распространения эпидемии новой коронавирусной инфекции)». В связи с чем имею право, да.

Никогда еще я не держал в руках документа, в котором бы с настолько серьезной харей, на бланке с печатями, говорилась бы всего одна простая штука: «Работать, падла! В могиле самоизолируешься, а пока — работать!»

Ладно, я против, что ли. Поработаю.

***

Вчера Равилю из админских говорю в обед:
— Слыхал уже? Город закрыли, гвардия, все дела.
Равиль, вяло через плечо:
— И чо? Магазины-то не закрыли...
Default white

На случай, если кто-то еще не слышал

... слушать и проникаться обязательно (видео там это просто субтитры, картинки нет).

Coronavirus Rhapsody

Это просто лучшее, самое позитивное и самое изящное, приятное эстетически, что я видел на тему за весь год. Просто не могу не поделиться, вдруг вы пропустили такое счастье.

П.С. Требуется знание английского на уровне 'basic' ну или для полного кайфа на уровне, как там, 'low-intermediate', что ли? Но с этим, увы, я ничего поделать не могу.
Resist

Эпизод с работы

Захожу по техническому вопросу в отдел внедрения к Сереге, админу (он не то что из отдела внедрения, просто располагается там же). Слегка киваю, навроде как доброе утро, он мне тоже, не отрываясь от своих прелес-с-с-с-стных сервачков, в общем, как обычно. Посреди залы стоит, явно тушуясь, новый сотрудник, вчера познакомили, в должности типа «младший помощник левого мизинца нашего великого Админа, того, кто одной ногой на земле другой на небе, правящего, пока живы машины» (вы кстати задумайтесь над этой формулировкой).

Стоит, глазами хлопает. Протягиваю руку. Жмет яростно. ЗдравствуйТЕ, говорит.

— Заболеть не боишься? — спрашиваю. Слегка покашливая (это я всегда по утрам, курю давно).
Тут Серега такой:
— Так ему ж девятнадцать лет, он не сдохнет...

Смеемся. Громко, заливисто. Этот стоит, все глазами хлопает. Ну да ничего. Или сразу отвалится. Или месяца за два-три привыкнет. Тут всегда так.